?

Log in

No account? Create an account
Карелия – это такое сакральное туристическое место. Те, кто там был, либо заманивают туда других, либо наоборот отпугивают. Заманивают относительно нетронутой природой, весенними речками и осенними ягодами, угрюмым обаянием русского севера, который ещё недавно был финским югом. Пугают – сыростью, дождями без начала и конца, коварными камнями в реке и комарами в воздухе. Чтобы меньше бояться всего этого, я приобрёл гидрошорты, гермомешок, накомарник и коньяк. И поехал в байдарочный поход с большой и почти незнакомой, но бывалой компанией. В компании распределялись роли, но к моему появлению все почётные роли разобрали. Осталась роль «летописца»: чтобы описать, как всё было. А что, хорошая и непыльная роль: сиди себе и пиши, пока все делом заняты. Я вызвался быть летописцем.
Read more...Collapse )
Началась поездка с вокзала, точнее со встречи на вокзале с той самой большой и почти незнакомой, но бывалой компанией. Я ожидал, что таких компаний туристов на вокзале будет много: всё-таки поезд в Карелию. Компания оказалась одна, но выбрать из неё было сложно: из компании торчали всего пара вёсел и полторы байдарки. Спрашивать людей «вы не из Аби?» не очень удобно, т.к. те, кто не оттуда, вряд ли знают что это такое. Но оказалось, что они оттуда и знают. А ещё оказалось, что байдарки и вёсла нужно таскать и таскать, из специального грузовика на платформу.
DSC_3410
Байдарок и вещей было так много, и мы так боялись что-то забыть или потерять, что прихватили чей-то рюкзак, который обнаружился уже в поезде. Рюкзак долго искал хозяина. А хозяин, должно быть, не менее долго искал рюкзак. Поняв, что они уже не встретятся, мы вскрыли рюкзак. Сверху его содержимое оказалось женским, а внизу – мужским. Мужское содержимое было представлено большой бутылкой виски.
Вечером пили чай со вкусом походного чайника и играли в громкие игры, стараясь не шуметь. Так внезапно наступила ночь, и я понял, что роль летописца – не самая простая. Пока все остальные спят, ты должен пытаться записать в специальный летописный блокнот основные прошедшие моменты. Делать это нужно на верхней полке, при тусклом свете, плохо пишущей ручкой. Но в этом что-то есть.

Первый день.

Он начался раньше, чем хотелось бы. На станции нас ждал микроавтобус, а байдарки и вещи ждала газель. Вещей вообще было явно больше, чем нас. Потому всякое перетаскивание багажа – большое дело. Мы ехали по местам, где проходили тяжёлые бои в советско-финскую войну, и водитель рассказывал нам, что где-то здесь погибло очень много народа. Остановились на заваленной мусором промежуточной стоянке с эстакадой и классическим деревенским туалетом, состоящим из двух одинаково загаженных кабинок. Подумалось, что если бы финны тогда нас победили, это место выглядело бы как-то по-другому.
Ещё полтора часа езды – и стапель.
DSCN2819
Стапель – полянка у речки, место, где собирают корабли, а ещё там едят. Байдарочный поход начинается со стапеля, а заканчивается (если повезёт) «антистапелем», где лодки разбирают. И тоже едят. Едят в походе вообще при каждом удобном случае, вот только удобные случаи случаются редко.
Сборка байдарок – отдельное увлекательное приключение на несколько часов. Байдарка «Маринка» представляет собой груду алюминиевых палочек и гибкий корпус. Каркас собирается из палочек, прямо внутри корпуса. Вместо инструкции используется интуиция, плоскогубцы и множество матерных слов. У нашей команды со всем этим было хорошо, и мы собрали лодку одними из первых. Затем насосом накачиваются внутренние воздушные камеры. Мы их не расправили должным образом, и они легли выше, чем следует, в результате усадка лодки оказалась немного больше, чем нужно. Это нам вышло боком. Во всех наших дальнейших неудачах я склонен винить воздух в камерах.

Далее – переупаковка и погрузка вещей, и мы поплыли, по спокойной воде, вдали от других лодок и людей, плавным зигзагом. Сначала вообще получалось плыть только зигзагом, потому что байдарка имеет большую инертность, и как только её удаётся выровнять, так её уже заносит в другую сторону. Но потом мы научились плыть относительно прямо.
DSCN2922
И тогда мы заметили, что таки красиво.
DSCN2837
Мы пересекли большое озеро, вошли в маленькую речку, и тут начались пороги. Все их как-то проходили, кроме нас. Наш кораблик постоянно несло на камни, и мы садились на мель. И тогда приходилось заниматься «самосплавом» - это когда не лодка несёт нас, а мы её. В конце концов нас занесло в такие камни, что мы решили вынести лодку на берег и заняться обносом ("самоносом"). Но по берегу с лодкой было не пройти – пришлось идти по реке, по камням, по пояс в воде. В чём кайф данного процесса – так и осталось для нас загадкой. Мы всё больше отчаивались, и более опытным товарищам пришлось придти к нам на помощь: так мы преодолели порог.
Мы сами по себе были рассчитаны на сильное промокание, а вот гермомешок Ани к промоканию готов не был: он содержал в себе читалку, телефон и стопку сырых денег. Читалка не выключалась, телефон не включался, а деньги не разлипались, но всё-таки были высушены у костра.
DSCN2858
Причина промокания – дырка в гермомешке. В моём мешке дырки не было, но паспорт всё-же промок в области печати. Печать расползлась. Ну и ладно.

День 2.
Кроме паспорта у меня промок блокнот, поэтому роль летописца в реальном времени продолжить не получилось. И про второй день можно только сказать, что снова то лодка несла нас, то мы её. Она нас, к счастью, чаще, но теперь периодически приходилось вычерпывать из неё воду кружкой от термоса: после порогов появилась течь. На следующий день она была найдена и заклеена водопроводным скотчем. А ещё мы видели пересекающих реку бобров, или каких-нибудь ондатр, но точно не людей: быстро так плывут, быстрее нас.

День 3.
В этот день нам предстояло пройти много, и встать пришлось рано. Наша байдарка снова отличилась: мы не вписались в струю, напоролись на камень, нас развернуло поперёк сильного течения, отчего лодка накренилась, и её полностью залило. Пришлось экстренно покинуть судно и удерживать его руками, стоя в воде ногами. Нам снова пришли на помощь: мы перегрузили вещи на другую лодку, вода была слита, у меня уплыла бутылка с мюсли, и мы продолжили путь. Впереди нас ждала шавера – быстро текущий и сильно шумящий отрезок реки с волнами, барашками и прочими радостями. И почти без камней. Шаверу нам удалось пройти самим, на удивление просто и весело.

Антистапель напоминал вещевой рынок после погрома.
DSCN2948
Антистапель случился несколько раньше, чем планировалось, и в несколько другом месте. Просто следующая шавера была менее дружественной, и её мы бы не прошли.
Проблема заключалась в том, что водитель автобуса всего этого не знал, и ждал нас где-то не здесь, но поблизости. Лодки были разобраны и упакованы, бутерброды нарезаны и съедены, а автобуса не было. Кто-то пошёл за автобусом, а с неба пошёл дождь, вещи стали промокать, толком не успев высохнуть, люди стали разбивать лагерь у дороги, толком не успев свернуть лагерь у речки. Дождь шёл, а автобус – нет. Становилось понятно, что вероятность не успеть на поезд уже сейчас велика, и она будет только расти, и даже сок со спиртом от этого понимания не помогал. Чтобы привлечь автобус, мы стали разводить костёр и петь ритуальные песни.
DSCN2955
И это сработало: к нам приехал древний пазик!
DSC_3530
Пазик, особенно древний, едет очень медленно - что по плохим дорогам, что по хорошим. И шанс опоздать на поезд сохранялся. Это особенно почувствовалось, когда пазик вдруг встал, потому что кончился бензин. Но водитель не стал паниковать: у него была с собой канистра, где-то под нашими байдарками. Мы раскопали канистру. Она действительно была, только пустая. Но водитель не стал паниковать: пустая так пустая. А мы стали: надежды успеть на поезд оставалось всё меньше. Решили тормозить редкие встречные машины в надежде угоститься бензином, и тут же увидели идущую на нас газель. Она легко остановилась, и в ней оказалась лишняя канистра с бензином, полная. Было ощущение спланированности всего происходящего. Такое вообще бывает, в периоды «хождения по краю», когда внешние силы удерживают на этом самом краю, то подталкивая к нему, то отдёргивая, и не дают ни отойти от него, ни свалиться. Так может продолжаться неопрделённо долго. Но теперь можно и на поезд успеть. Или не успеть.
И мы таки успели, приехав на вокзал минут за пятнадцать до его отхода. И казалось, что от края мы отошли, но нет: водитель не стал паниковать, а стал играть в террориста, требуя деньги за открывание двери. Конечно, деньги водителю должна платить фирма или кто-то там, но открытая дверь-то нужна нам, поэтому с нас требовать удобнее. Зачем разбираться с какой-то фирмой потом, когда у тебя есть полный автобус заложников, опаздывающих на поезд сейчас? Выкуп пришлось заплатить.
Стоянка поезда – пять минут. За эти пять минут полная платформа туристов, рюкзаков и байдарок должна как-то погрузиться в поезд. Мой вагон был вдали от всех этих событий, и как прошла погрузка, я не увидел, и участвовать в ней не мог. Но каким-то образом все погрузились, поезд тронулся, от края мы отошли.
А вот в распихивании багажа по полкам и углам я поучаствовал. Полок и углов было явно меньше, чем багажа, и мы так надёжно запихнули мешок с мокрыми вёслами на третью полку, что незнакомую тётеньку на второй полке начало немного заливать ручейками грязи. Не удивительно, что ей это не понравилось. Тётеньку пришлось спасать, грязь вытирать, а вёсла убирать куда-то ещё. Чтобы утром всё это вновь доставать и разгружать. Наступивший день был таким хорошим, весенним и солнечным, что было очень обидно весь его проспать.

Использованы фотографии Анны Гусевой и Валерия Новитского. Надеюсь, они не против.
Иногда хочется взять и подвести какие-нибудь итоги. И даже если на первый взгляд итогов нет, в процессе подведения они обязательно образуются. И с ними можно, по крайней мере, представлять свою жизнь более структурированной. В конце концов, если никогда не смотреть назад, то не понятно, сколько уже пройдено. А если не смотреть вперёд – можно врезаться в столб. Окончание первого сезона квартирников на Патриарших – чем не повод подвести итоги?
Лучше всего начать сначала – не оригинально, но я так привык. Зато закончить можно чем угодно.
Началось с того, что мы, трое человек, искали квартиру-трёшку, чтобы в неё съехаться. У всех были разные причины для этого: кому-то было далеко ездить на работу, кому-то (мне) просто надо было что-то изменить в жизни, а изменить было нечего. А кто-то вообще не хотел никуда съезжаться, но его уломали. Абстрактных квартир-трёшек много, но нам нужна была конкретная: в пределах кольцевой линии метро, с изолированными комнатами, с общим пространством или немаленькой кухней, не очень дорогая, и чтобы нас туда пустили. Оказалось, что из пяти качеств даже четыре сочетаться не хотят, и нашу теперешнюю квартиру на Патриарших мы смотрели «так, до кучи» - слишком дорогая, слишком «музейная», слишком не жилая и с окнами на Садовое кольцо. Один из нас от участия отказался вовсе – не захотел жить в музее. Думал отказаться и я, тем более что на двоих аренда была уже совсем небюджетной, но предъявленный мне аргумент «здесь можно делать квартирники» заставил меня подумать ещё.
Принимать дома кучи левого народа, боясь, как бы они чего не сломали; риски спалиться перед соседями – знакомыми хозяев, которые могут рассказать им, как к нам ходят эти кучи, множество затрат при минимальном доходе – все эти перспективы меня поначалу не привлекли. Но с другой стороны, я иногда люблю трудности. А с третьей стороны, если этим заняться, провести несколько концертов с известными музыкантами, создать некоторый бренд, то сюда можно будет приглашать кого угодно. Даже Раду!
Мы переезжали долгими осенними ночами: на новом месте барахло всё прибавлялось, а на старом никак не убавлялось. Казалось бы, переезды должны сокращать количество барахла, однако, субъективно, они могут обладать и обратным эффектом.

Первый квартирник – недоквартирник. Да и не первый, а, допустим, нулевой. И не квартирник, а просто ДрТусовка в полном и не очень трезвом составе завалилась к нам после какого-то очередного ДрКонцерта погреться и попеть ДрПесни. ДрЛюди - они очень хорошие и позитивные, только некоторые греются не в меру, курят где попало и без разрешения, громко орут хорошие песни ночью, мусорят где мусорится и ломают что ломается. Конечно, не все, а очень немногие. Стало понятно, что нужен порядок, и мы выработали известные правила, которые и по сей день висят в группе. Многие правила вообще пишутся не для вменяемого большинства, а для невменяемого меньшинства. Но соблюдать их должны все – иначе какие же это правила?
Зато мы наладили первичные культурные связи с музыкантами и запланировали несколько концертов. Хорошо.

Первый нормальный квартирник – предновогодний и эксклюзивный Вдовин с ёлочкой и мандаринками на афише. И сразу – сорок человек народу, очень приличные (и как теперь ясно, совершенно нетипичные) сборы, и нам с этого 20%. Ух ты! И тут началась если не эйфория, то лёгкое головокружение от успехов: если ж так пойдёт, мы даже аренду окупим! И вообще на квартирниках чуть ли ни жить можно! И делать ничего не надо, люди вон сами толпами валят. Надо только не спалиться. Ну и самовар купить. И канделябры. И кое-какую аппаратуру, а то Вдовин говорит - звук глуховат. Но это всё даже окупится. А через пару-тройку таких концертов можно будет пригласить Раду. И вообще, жизнь удалась.
Но потом оказалось, что на кого-то люди идут, а на кого-то не идут, и это слабо коррелирует не только с нашими усилиями по пиару, но и с известностью музыкантов. Странно.

Квартира стремительно обрастала аппаратурой, а аппаратура - проводами. Отвратное качество создаваемых нами записей я, естественно, сваливал на отсутствие очередной нужной железки, а не на кривые руки. И тем не менее, наши концерты мне нравились, и данный процесс обрастания хотелось продолжать, да и руки постепенно начали выпрямляться. После концертов Йолли, которую мы накормили варениками, и группы «Девять» стало очевидно, что настало время написать письмо Раде. На это ушёл целый день, и вот предварительное согласие было получено. Замечательно.

А потом к нам приехало телевидение на концерт «Ключевого Слова». Точнее, мы сначала не хотели его пускать, потому что это телевидение всё нам спалит: мы все слышали о существовании людей, до сих пор смотрящих телевизор, а значит, репортаж могут посмотреть хозяева, или друзья хозяев, или соседи, или мало ли кто. Снимать хотели сюжет о квартирниках, начиная с 19-го века, когда это были салоны, с роялями и канделябрами, продолжая 80-ми годами, когда это были посиделки на кухне, с гитарами и табуретками, а заканчивая нами - с гитарами и канделябрами: такая культурная преемственность. Можно было отказаться, тем более что анонс концерта Рады всё равно бы вырезали, но мне захотелось острых ощущений, и мы согласились. Но чтобы эти острые ощущения затупить, мы замаскировали квартиру как могли: спрятали картину в кладовке, завесили характерный шкаф постером Боба Марли, а нехарактерный трогать не стали. На немецких напольных часах 18-го века выставили незнакомое время. Остальные достопримечательности просто попросили не снимать на камеру. И журналисты клятвенно обещали нам всё-всё узнаваемое вырезать, чтобы не спалить квартиру. Возможно, они действительно вырезали всё палево. И показали в репортаже именно его. Не верьте журналистам!

Но всё обошлось. То есть хозяева явно обошлись без просмотра передачи.
К праздничному концерту Рады на 8-е марта друг нашего дома Хельга Патаки лично напечатала настоящие афиши размера А3, которые и были повешены в людных местах нашей квартиры, а штатный флорист проекта - Аля - изготовила затейливое и весеннее флористическое оформление, засохшие элементы которого до сих пор украшают характерный шкаф. Незасохшие элементы были подарены собственно Раде и некоторым гостям женского пола. От концерта помимо светлых воспоминаний остались собственноручно записанные мной диски, которые до сих пор можно купить в интернет-магазине "Выргород" за недорого, либо у меня по себестоимости.

А мы продолжали проводить концерты примерно каждую неделю, а хозяева посещали нас каждый месяц. Мы грамотно разносили по времени эти два типа событий, но в конце концов они пересеклись, но не напрямую, а так, хвостиком. В нашем почтовом ящике, который хозяева проверяют на предмет счетов и прочего спама, оказалась открытка. Хозяева её быстро посмотрели, медленно почесали в затылке и ушли, а позже открытку обнаружили мы. Симпатичная открытка, с кошечкой на фоне Арата (горы, а не коньяка). На открытке была изложена искренняя благодарность нам и за квартирники, и за кошек. Про кошек можно сказать то, что хозяева про них не знали, а кошки не знали про хозяев. И первые и вторые были вполне этим довольны. Точнее, первые не были довольны, когда раз в месяц их запихивали в кошкодомик, несли на мороз в машину и оставляли на полчасика, и иногда забывали принести обратно. Но в остальное время были довольны вполне.
Теперь немного про Юнга с его синхронистичностью, которая иногда случается. Размышляя над тем, кого бы ещё к нам пригласить выступить, я вспомнил о певице по фамилии Теуникова, о которой когда-то слышал, но никогда не слушал. Послушав вечером несколько песенок, я подумал, что можно бы и пригласить как-нибудь. На следующий день мне позвонили её коллеги с предложением устроить сборный квартирник, где помимо Теуниковой сыграют Тузова, Анпилогова и почитает стихи Бунякина, никого из которых я на тот момент не знал. Так что думать полезно, но не сильно - "уровень сознания" должен быть невысоким, чтобы что-то могло произойти. Кажется, у Юнга писалось так.

А дальше случилось лето. Стало жарко, и мы начали включать кондиционер, а он почему-то дул не на людей, а на свечи. Воск сдувало, и он закапал нам ковёр и табуретку. Окно открывать нельзя - там Садовое кольцо, оно громче всех музыкантов и даже многих зрителей. Пока мы очищали ковёр, все ушли, чтобы вернуться в следующем сезоне, про который здесь ещё не написано, потому что он не начался.
В эти выходные мне, как и многим, посчастливилось побывать на Бородино. А ещё, как и немногим, увидеть маленький кусочек реконструкции больших событий. Для начала картинка для затравки.

Read more...Collapse )
Побывав 6го числа на марше миллионов, я могу сделать определённые выводы.
Власти устраивали провокацию, им нужна была буча, и это сознательный план, а не дурь. Подробнее об этом написано у Наганова, про нарушения договорённостей говорил и Навальный на Эхе Москвы, я могу добавить свои наблюдения:
Read more...Collapse )

Гудбай, Медвед

Вот уже скоро начатая осенью рокировочка вступит в свою завершающую стадию, и некто Дмитрий Медведев, отбыв за кремлёвской стеной четырёхлетний срок, сдаст мандат начальнику и будет этапирован в белый дом. В связи с этим событием очень модно подводить итоги. Все онлайновые и бумажные издания чувствуют себя обязанными подвести какие-нибудь итоги правления Медведева, и не их вина, что итогов нет. Тем не менее, написано много хороших статей (например вот), и все они сводятся к одному: просрал время и ничего не сделал. Ну это мы и так знаем. Лучше попробуем понять, почему.
Read more...Collapse )
Есть у нас в Москве своё сити с небоскрёбами и матрёшками - бывший пустырь, ныне утыканный разными башнями. Как я узнал, в 90х башни планировались менее разными, но денег тогда хватало только на ямы. И как только 90е кончились, было решено раздать землю крестьянам инвесторам, чтобы каждый мог построить что хочет в меру своей фантазии. Поэтому башни и получились разные: и яйцо, и пирамида из кубиков, и Федерация. Последняя не достроена, и именно туда проводятся экскурсии для тех, у кого нет лишних нескольких миллионов долларов на апартаменты по 12 тысяч за метр. То есть как раз для нас. Любопытно, что комплекс башен Федерация - архитектурная метафора собственно России: башня Запад (поменьше), башня Восток (побольше) и непонятная хрень посередине, напоминающая водонапорную башню, которую можно было бы назвать "Башня Урал". Полноту метафоре придаёт то, что небольшой "Запад" достроен и почти полностью населён богатыми людьми, большой "Восток" не достроен и не заселён, там наверняка работают китайцы, а в добавок там был пожар, который запрещали тушить. Нам рассказывали много всего, но я слушал плохо, потому что снимал. И продукты съёмки (вместе с комментариями) и приводятся ниже.
Read more...Collapse )
Чтобы наконец научиться рисовать, посетил купонное мероприятие: основы правополушарного рисования. Проводит это дело Стив Лестер, дядечка-американец, учившийся у тётеньки, которая собственно открыла правополушарное рисование, заставляя детей рисовать вверх ногами (то есть вверх ногами были рисунки, а не дети). Затем Стив добрался до России, где ему помогает вести курсы дочь его жены. Ну а русские переняли методику, дополнили и творчески переработали, и теперь правополушарному рисованию учат многие, прямо у метро раздают листовки. Вот сайт этого дела: http://risovanie.ru/

В течении дня ученики выполняют рисовательные упражнения: некоторые небольшие, а некоторые рисунки занимают больше часа.

  • Рисуется собственная рука, для начала
  • Рисуется портрет работы Пикассо, вверх ногами, линия за линией
  • Преподаватели водят мячиком в воздухе, ученики следят за мячиком и рисуют на бумаге загогулины, а потом угадывают, что это такое. Кажется, это наиболее "правополушарное" упражнение.
  • Рисуются "дырки" вместо объекта. На объект смотрим через рамку, чтобы контролировать размеры.
  • Рисуем кленовый лист: сначала по памяти, потом посмотрев немножко, потом не глядя и следя за контурами реального листа, затем уже "по-серьёзному" и долго
  • Рисуем ту же свою руку и любуемся прогрессом.
  • Возможно, что-то забыл, но не суть


Фотоотчёт:
1.

Read more...Collapse )

Winx на льду

В выходные мне довелось побывать на ледовом шоу "Winx на льду" по мотивам одноимённого расового итальянского мультика. Фотографии в альбоме, а сюжет (немного в моей интерпретации) изложен в коментариях к каждой фотографии. Поэтому смотреть подряд! Должно быть весело. Ну и кроме того, красиво.




смотреть
В прошедшие выходные меня внезапно занесло в Ярославль на Бегущий Город. Целый день наша команда ходила пешком по городу и брала контрольные пункты. Попутно я фотографировал всякие интересные и не очень интересные вещи.




ещё более 50ти менее художественных фотографий
Всю зиму мы митинговали, требуя "честные выборы". И теперь, даже после нечестных выборов, понятно, что наш дурдом всё равно голосует за Путина и выбрал бы его не в первом, так во втором туре. Поэтому сейчас многие спрашивают: "А теперь-то чего ходить?". Надо просвещать народ, рассказывать людям правду о Путине, а не митинговать. Всё это конечно надо делать, и всё это очень важно, но митинги не утратили актуальность и вот почему:
Государство у нас очень оторвано от действительности и от людей, и митинги стали единственной формой диалога общества и государства. Если сейчас на очередной митинг соберётся мало людей, то этим мы скажем власти: "Всё, ребята, мы сдулись, эта страна ваша, делайте что хотите". Это будет воспринято как сигнал к закручиванию гаек: задавят последние оппозиционные СМИ (что уже вовсю делается), зафайрволят интернет, пересажают оппозиционеров за какой-нибудь экстремизм, и как в этих условиях мы будем кого-то "просвещать"? Раз уж мы начали эту игру в митинги (и власть включилась в игру, отвечая "путингами"), то эту игру нужно доигывать, и проиграть на этом фронте нельзя, пока у общества нет других способов предъявить себя власти.
Митинги должны быть не частыми, но максимально массовыми. На месте организаторов, я бы не проводил митинг 5го марта, сосредоточив все силы на митинге 10го марта. Кроме того, есть надежда. что с каждым новым разом к нам будут присоединяться новые люди.
И всё должно оставаться предельно мирным: все эти попытки "спокойно прогуляться сквозь три ряда омона" и "давайте не будем расходиться и останемся жить на площади" лишь провоцируют полицию и дискредитируют протест. Нужно брать числом, а не горячностью.

Latest Month

May 2014
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow